19 апреля 2021
Комментарии
Король-Солнце к посту: Опубликовано видео дворца в Геленджике "То,что показал мэш совершенно ничег.."
Иван Александрович к посту: Когда антибиотики не лечат, а калечат "Профессионально - этический уровень.."

ПЕНСКИЕ ХУТОРА

5 марта

78

0

Этот рассказ является третьим и последним по истории слободы Пены Беловского района Курской области. Два других – «Пенские фамилии» и «Пенская сотня» были опубликованы в газете «Беловские зори» и выложены на сайте «Курск-дореволюционный». Первый из авторов этого рассказа родился и вырос в Пенах, живет в Украине. Второй родился на Алтае в семье переселившихся туда пенян, ныне пребывает в Санкт-Петербурге. Обоих объединяет интерес к истории своей малой родины – слободе Пены.
В настоящем повествовании все используемые географические названия взяты из архивных источников. Возможно, они будут отличаться от употребляемых в настоящее время.

Немножко истории

При основании Пен в 1651 году пенянам на триста семей было выделено 2986 гектаров пашни, 283 гектара покосов и земля под дворы. На каждую семью приходилось примерно 10 гектаров пашни. С течением времени это количество менялось, появлялись новые владельцы, а общинная земля становилась собственностью некоторых из них.
В 1896 году слобода была центром Пенской волости Обоянского уезда Курской губернии и самым крупным ее населенным пунктом. Без учета хуторов и владельческих усадеб в ней проживало 5167 человек. В Пенскую волость входило много населенных пунктов, которые сейчас даже не находятся в Курской области, в основном крупные деревни, села и хутора теперешних Ивнянского и Ракитянского районов Белгородской области – слободы Федчевка и Венегеровка, села Студенок, Драгунское, Богатое, Вышние и Нижние Пены, хутор Никольский Колодезь и другие.
К 1896 году пенские земли принадлежали трем видам владельцев – государственным крестьянам (так после упразднения в 1765 году Сумского Слободского казачьего полка именовались жители Пен), частным землевладельцам и церкви. Основными владельцами были государственные крестьяне. Вместе с небольшими участками земли, принадлежащими наследникам подполковника А.П.Богданова и коллежского секретаря К.С. Братчикова, им принадлежало 9848 га пашни. Частным землевладельцам, которых к этому времени в Пенах насчитывалась 21 фамилия, принадлежало 1564 га, а церкви – 76 га.

Частные землевладения

Наиболее крупными и известными владельцами были жена статского советника А.И.Карамзина и наследники жены надворного советника Р.А.Пузановой. Гражданские чины их мужей по Табели о рангах соответствовали военным званиям: у первой – бригадира (чин между генерал-майором и полковником), а у второй – подполковника. К ним следует добавить и Е.И.Обольянинову, жену более скромного по чину коллежского регистратора. Всех троих объединяло знатное происхождение: они являлись представителями старинных дворянских фамилий, получивших известность и признание с 16 века. Кроме Пен имели земельные участки во многих других местах Курской губернии.
Следующими по своему статусу значились люди тоже дворянского, но менее знатного происхождения: Г.Ф. Асеев, И.В. Протопопов, Ю.И. Петраковская, И.П. Ельников и В.А. Коробкова. За ними шли люди военные или их наследники: подполковник А.П.Богданов, майор Ф.М. Садовский, поручик В.И. Макаренко, юнкер Н.И. Кременецкий, жены капитана В.И.Дановская и поручика Е.А. Сергеева. За военными – гражданские чиновники, служители канцелярии И.П. Калашников и А.Н. Чаушанский, губернский секретарь Н.В.Черников, коллежский регистратор Н.И.Римский-Корсаков и коллежский секретарь К.С.Братчиков. Замыкали список мещане П.Н.Калмыков и З.Х.Яшков. В настоящее время никто из представителей перечисленных фамилий в Пенах не проживает. Не встречались они среди коренных жителей Пен и раньше. Неизвестно, как и когда они стали владельцами земли в Пенах.
На момент переписи в черте Пен были расположены четыре смежные владельческие усадьбы: Пузановой, Черниковой, Обольяниновой и Чаушанского. Владельческие усадьбы – это территории и расположенные на них строения, принадлежащие частным землевладельцам. Население, обслуживающее их, считалось владельческими крестьянами. Они не являлись членами сельского общества. До отмены крепостного права в 1861 году им не выделялись наделы земли. После отмены крепостного права они находились в усадьбах на договорных с ее хозяином условиях. Примерно на таких правах сейчас живут в городе арендаторы.

Подробная информация есть только по владельческой усадьбе наследников Р.А. Пузановой. Их дом и прилегающая к нему земля располагались в центре Пен, где сейчас находится Дом культуры. Кроме того в их собственности была часть участка под названием Бродок, севернее улиц Зайчик и Городок, территория площадью 51 га на Соловьевке и 292 га на границе с Бобравой. Последний участок начинался справа от дороги на Бобраву и тянулся до реки Псел, включая лес на ее берегу. В усадьбе Пузановых в Пенах размещалось 20 жилых и хозяйственных построек, проживало 114 человек.На реке Пена была плотина с мукомольной мельницей и крупорушкой.
Владельческие усадьбы Обольяниновой, Черникова, Чаушанского уступали усадьбе Пузановой и по размерам, и по числу жителей.
А.И.Карамзина владела участком пашни площадью 178 га между верховьями лесов Стрельников и Сабельниково на границе с землями с. Драгунское. На современных картах данный участок и сейчас клином вдается в земли Ивнянского района. У Карамзиной был лес площадью 52 га на левом берегу Пены между теперешними улицами Диброва, Зарудка и Загребля. Его долго называли Панское. Сейчас леса нет. На смежной с ним земле со стороны улицы Диброва, принадлежащей тогда Пенскому сельскому обществу, деревья уничтожили в 1910 году по причине самовольной вырубки самими же членами общества.

Во владении Е.И.Оболья-ниновой было два участка. Один располагался рядом с землями наследников Р.А.Пузановой в местечке Бродок, а другой – на границе с Бобравой.
Карамзиных и Пузановых после революции 1917 года в Пенах не осталось. Последним представителем рода Обольяниновых уже с укороченной фамилией был В.В.Обольянов. О его дворянском происхождении говорил только правильный русский язык в отличие от используемого в Пенах украинского суржика. В послевоенные годы его семья жила в небольшом домике на улице Сипиевка, а сам он работал в колхозе плотником. Его сын Анатолий окончил Пенскую среднюю школу в 1955 году. Анатолия сейчас нет в живых, а его сын осел в Санкт-Петербурге. Брат В.В.Обольянова П.В.Обольянов погиб на фронте в 1944 году.
Участки остальных перечисленных выше частных землевладельцев были компактно расположены в двух местах – один по границе с землями с. Бобрава справа и слева от дороги, а второй – сразу на выезде из Пен между дорогой на Ивню и лесом Стрельниково.
Справа от дороги на Бобраву располагались земли Протопопова И.В., Калашникова И.П. и общий участок Дановской В.И., Обольяниновой Е.И. и Петраковской Ю.И. Площадь всех этих владений составляла 75 га.
Слева от дороги на Бобраву и вклинившимся в пенские земли со стороны Бобравы отрогами яра Бычковых (теперешнее Галушкино) и небольшим его южным отрогом Аксенов шип, находились участки Римского-Корсакова Н.И., Садовского Ф.М., Чаушанского А.Н., Черникова Н.В., Калмыкова П.Н., Ельникова И.П. и Коробковой В.А. общей площадью 188 га. Основной частью этой земли в 179 га владели первые четверо из названных землевладельцев, у остальных трех наделы не превышали 5 га у каждого. Участок В.А.Коробковой площадью в 3,5 га и Н.В.Черникова – 74 га примыкали непосредственно к яру Бычковых.
На границе с драгунскими землями вдоль леса Сабельников сразу на выезде из Пен в сторону Ивни располагались земли Сергеевой Е.А., Асеева Г.Ф., Макаренко В.А., Кременецкого М.И. и Яшкова З.Х. Общая площадь составляла чуть больше 152 га. Наделы каждого исчислялись в 24-64 га, кроме Яшкова, который владел 1 га.
Церковные земли примерно в 76 гектаров находились сразу на выезде из Пен слева от дороги на Бобраву.
Конфигурация и компактное взаимное расположение частных участков в одних местах на окраине общинных земель указывает на то, что они были обмежеваны по какой-то строгой системе. Об этом говорят и документы, подтверждающие право перечисленных фамилий на владение выделенными участками. Они датированы 15-16 ноября 1861 года, хотя границы практически не изменились по сравнению с 1785 годом. По-видимому, подтверждение права владения землей было связано с реформой по отмене крепостного права в 1861 году.

Земля государственных крестьян

Крестьянские наделы двух Пенских обществ государственных крестьян площадью 9848 га простирались от реки Псел и лесного массива у деревни Курочкино на севере, примерно на 13 км на юг до несуществующего теперь хутора Рябковы Дворы. В площадь включены сравнительно небольшие участки наследников подполковника А.П.Богданова и коллежского секретаря К.С.Братчикова. Первые владели хутором Богдановский, а второй – хутором Братчиков (бывший колхоз им. ВЛКСМ). Восточные и западные границы пенских земель практически совпадали с теперешними границами с землями сел Бобрава (Рубежом) на западе, Хомутцов и Драгунского на востоке.
Земельные наделы государственных крестьян находились в общинном пользовании. Надел каждой крестьянской семье назначался пропорционально числу мужского населения, независимо от возраста. Число мужчин определяли по результатам переписей (ревизий). Последняя была проведена в Пенах в 1897 году. Общинная система землевладения имела ряд очевидных недостатков. Семьи, получившие наделы в отдаленных от села местах, сразу же оказывались в невыгодном положении по сравнению с теми, кто получал наделы рядом с селом. Осенью после жатвы по Ракитянскому и Среднему шляхам в Пены с отдаленных наделов вереницей тянулись обозы со снопами зерновых. Их обмолачивали в клунях зимою, так как осенью не успевали.
В процессе Столыпинской земельной реформы 1906-1911 г.г. появились отруба, хутора и выселки. Отруб – надел земли, выделенный в собственность отдельной крестьянской семье, остающейся жить в самих Пенах. Когда семья переносила на выделенный участок и двор со всеми постройками, то такой отруб становился хутором. Если хутора нескольких семей располагались в одном месте, то образовавшееся поселение называлось выселком. Хутора и выселки становились практически независимыми от Пен поселениями, хотя и поддерживали с ними тесные родственные и хозяйственные отношения.

Особенностью слободских поселений украинских казаков на территории России было то, что задолго до Столыпинской земельной реформы они сразу поселялись характерными для Украины хуторами. Поэтому в 1896 году, когда проводилась перепись, на удаленных от центра Пен землях уже было много хуторов и выселок в несколько десятков дворов с населением до сотни человек.
К 1896 году в самих Пенах без учета четырех владельческих усадеб, хуторов и выселок насчитывалось 718 дворовых мест. В слободе был Богоявленский собор (церковь Вознесения Господня построена позже), волостное правление, две школы, три хлебозапасных магазина, одна мануфактурная, восемь промышленных и две винные лавки. В хлебозапасных магазинах хранились общественные запасы зерна на случай неурожаев и стихийных бедствий. Они пополнялись обязательными ежегодными взносами всех крестьянских дворов. Была даже богадельня – по сегодняшним понятиям дом престарелых, чего, кстати, не хватает теперешним сельским поселениям с возрастающим количеством одиноких пожилых людей. По понедельникам и пятницам в Пенах проводились базары, а пять раз в год – ярмарки: первая на Всеедной неделе в Федоровскую субботу, а остальные четыре, соответственно, 21 мая, 24 июня, 14 сентября и 21 ноября.

Пенские хутора

Пенские отруба, хутора и выселки располагались справа и слева от Ракитянского шляха (в архивных документах – «транспортная дорога на Грайворон»), вдоль дороги на Ивню и вдоль границы с землями с. Хомутцы. Их называли или по фамилии поселившихся там семейств (Гепалов, Шевцов, Сериков, Германов, Заболотный, Кухтин, Фентисов, Бычков, Рябков, Колтунов, Шатный, Шаповалов), или по принятому в то время названию мест – Дубровский, Ставок, Заставчане, Подол. Иногда, наоборот, по фамилии владельцев хутора называли близлежащие к ним места (яры Бычков, Шатный, Колтунов, Заболотный, Колотилов и т.д.). После того, как хуторов не стало, перестали использоваться и названия мест их расположения. Исключением является разве что названия Галушкино и Колотилово. Первое закрепилось за упомянутым выше яром Бычковых на границе с землями с. Бобравы (возле Рубежа), а второе – за яром Колотиловым. Откуда появилось название Галушкино – авторам неизвестно. Что касается Колотилово, то в 1753 году в Пенах проживала семья по фамилии Колотило. По переписи 1816 года такой фамилии в Пенах уже не было. Возможно, около этого яра находился тогда надел земли этой семьи. В использованных архивных документах нет точной привязки хуторов к конкретному месту, но соблюден порядок их описания. Сначала – хутора в центре Пен, потом расположенные в сторону Курочкино и Хомутцов, далее – в направлении Ракитного.
В центре «при реке Пена», «вблизи транспортной дороги из Обояни на Суджу» (теперь дорога Белая-Ивня) находились владельческие усадьбы Пузановых, Черниковой, Обольяниновых и Чаушанских. Об усадьбе Пузановых уже говорилось выше. Остальные располагались на хуторах Гепаловых («при луге Турчонском близ транспортной дороги»), Павловых («при луге Соловьевка»), Московский («при заливе реки Пена») и Вышновский («при лесе Вышевалом»). На хуторах Гепалов и Павлов было только по одному дворовому месту и по одному сторожу, на хуторе Московский – 10 дворовых мест и 66 жителей, а на хуторе Вышновском – 5 дворовых мест и 4 жителя. Сейчас такие названия в Пенах не встречаются.
Есть еще два хутора, о расположении которых можно только догадываться. Это хутора Серикова и Шевцова. В обоих было всего по одному дворовому месту. На первом жило 12, а на втором – один человек. Хутор Серикова по описанию располагался «при Крутом овраге», а хутор Шевцова – «при луге Березовом». На карте пенских земель места с такими ориентирами находились на границе с хомутчанскими землями. Овраг Крутой идет почти параллельно лесу Стрельникову на расстоянии в 1,5-2 км в сторону Хомутцов. По нему проходила граница с хомутчанскими землями. Около оврага, по-видимому, и располагался хутор Сериковых. Леса Березовый и Дубовый росли севернее Крутого оврага ближе к селу Хомутцы. Березовый выходил на пенские земли и заканчивался лугом. По описанию здесь и располагался хутор Шевцовых.

Теперь перейдем к хуторам на южной окраине Пен. Первый из них – «хутор Дубровский, при лесе Дубровка». Имеется в виду теперешняя улица Диброва. Разночтения в названиях объясняются тем, что архивный документ составлен на русском языке, а в обиходе в Пенах использовался украинский суржик. Эта местность была покрыта деревьями, небольшими болотцами, луговыми и песчаными массивами, малопригодными для заселения. Из-за высокого уровня грунтовых вод, вызванного плотинами на реках Псел и Пена, многие низменные места затоплялись водой. Участков с черноземными почвами имелось мало, поэтому Диброва заселялась неохотно и отдельными кусками. Дефицит более удобных мест в самой слободе Пены привел к тому, что к 1896 году и в Диброве уже было 16 жилых строений, на которых проживало 49 жителей. Однако основное время заселения Дибровы началось позже, ориентировочно в 1910 году.
Следующим в описании идет «хутор (пасека) Валивахина». Он состоял из одного строения – загона для скота. Судя по названию, на нем содержалась и пасека. Постоянных жителей не было, а для присмотра числился один человек. Хутор располагался с северо-западной стороны болота Ржавец в небольшом овраге против Сипиевого острова («при сенокосильном луге острова»). Сейчас данное место трудно разыскать. Оно заросло камышом, кустами лозы и бурьяном. Его выдают только остатки канав на склоне да сочившийся в сторону болота Ржавец ручеек на месте старой криницы.
Ориентиром для описания хуторов на южной оконечности пенских земель удобно использовать Ракитянский шлях. Он проходит по водоразделу рек Большой Бобравы, впадающей в Псел севернее села Бобрава и небольшой речушки Ольшанка, текущей по оврагу Никольский Колодезь через болото Ржавец и впадающей в реку Пена между Дибровой и селом Драгунское. Сейчас она превратилась в пересыхающий на лето мелководный ручей.
Справа от шляха расположен яр Ставок, верховья которого разделяются на два отрога. Один из них, более короткий, вытянут в сторону Пен, а другой, длинный, – в сторону Ракитного. Название Ставок произошло, по-видимому, от расположенного в нем ставка, который есть там и сейчас. По дну ближнего к Пенам отрога сейчас проходит полевая дорога к хутору Пенский,и тянется линия электропередачи.
Не доезжая до хутора Пенский, на правом склоне яра Ставок располагался хутор Братчиков по имени уже упоминавшегося выше его хозяина К.С.Братчикова. В 1896 году здесь было одно дворовое место, имелся хлебозапасный магазин, проживало 8 человек. Позже туда переселились из Пен Белоусовы, Будниковы, Запорожские, Зуевы, Кофановы, Красовские, Наконечные, Удовенко, Черномазовы. При советской власти на хуторе был организован колхоз имени ВЛКСМ. Новое название закрепилось до самого его исчезновения. Еще в 1956 году на хуторе жило несколько семей. Сейчас на его месте остались только живописные заросли со следами деятельности былых хозяев.
В 1896 году, начиная от хутора Братчикова, вдоль берега реки Большая Бобрава в сторону Ракитного были пенские хутора Ставок, Германов (за Ставком), два хутора Заставчан (один – Ухналовых и Майоровых, второй – Шатных и Заболотных). Напротив расположенной на противоположном берегу реки деревни Ганжовка находились самые удаленные пенские хутора – еще один хутор Заболотных и хутор Подол. Некоторые из перечисленных впоследствии разрослись и превратились в сплошное поселение, другие стоят как и раньше обособленно, а отдельные вообще перестали существовать. На 1896 год перечисленные хутора были самыми крупными с общим количеством жителей 534 человека. При советской власти они стали основой поселения с общим названием хутор Пенский, административно вошедшим в Октябрьский сельский совет, а в хозяйственном отношении – в колхоз «13 лет Октября».
На хуторе Ставок было 5 дворовых мест, занятых постройками с общим количеством жителей 54. На хуторе Германовых (за Ставком) тоже пять дворов и 49 жителей. На хуторах Заставчане (Ухналовых и Майоровых) имелось 17 дворов и 117 жителей, а на одноименном хуторе Заставчане (Шатных и Заболотных) – 8 дворов и 71 житель. Название Заставчане указывает на место расположения хуторов – «за ставком».
На другом хуторе тех же Заболотных, расположенном рядом с дорогой на Ганжовку, было 10 дворов и 96 жителей. Место данного хутора на картах межевания названо «лог Заболотных», а на более поздних топографических картах – Яр Крутенький. Между яром Ставок и логом Заболотных расположен лог Колтуновых. Хутора с таким названием в этом месте не было. Возможно, название логу было дано по фамилии какой-то семьи, жившей в соседних хуторах, или по расположенному по другую сторону Ракитянского шляха хутору Колтуновых, о котором речь пойдет ниже.
На самом дальнем хуторе Подол, находящимся на берегу реки Большая Бобрава «при овраге Семидотском» (на топографических картах урочище Редкодуб), насчитывалось 18 дворов, в которых проживало 147 жителей. Этот хутор находился практически рядом с Хохлацкой Бобравой.
Перечисленные хутора цепочкой тянулись вдоль берега реки Большая Бобрава и вошли в теперешнее поселение Пенское. Большинство фамилий хуторян имели явно пенское происхождение, некоторые из них встречаются в Пенах и сейчас. Исключением являются фамилии Ухналовы и Майоровы, которых в этом населенном пункте никогда не было. Размеры хуторов, большое число жителей и распространенные их фамилии дают основание предполагать, что эти хутора были основаны в одно время с Пенами одной и той же группой переселенцев с Украины.
Теперь опишем хутора, расположенные слева от Ракитянского шляха в верховьях отрогов яра Никольский Колодезь (на картах межевания у этого яра встречалось и название Ольшаной Колодезь по названию протекающей по нему речки Ольшанка). Если проехать по Ракитянскому шляху, место, в котором справа примыкают отроги яра Ставок, а слева Сухого Ржавца (Комиссарского яра), то дальше по ходу движения с левой стороны к шляху подступают отроги яров Шатный, Колотилов и Попасной. Все они являются отрогами яра Никольский Колодезь, который является границей выделенных когда-то пенским казакам земель. Между оврагами Шатный и Попасной располагался хутор Шатных и Шаповаловых с шестью дворами и общим количеством жителей 59, а, не доезжая до оврага Попасной, – хутор Рябковых и Колтуновых с 7 дворовыми местами и с 66 жителями. Сейчас этих хуторов, конечно, нет, но на топографической карте Генерального штаба РККА за 1941 год они еще показаны под общим названием Рябковы дворы.
Замыкали систему пенских хуторов со стороны Ракитного хутора Кухтин, Пенской (по карте Нижнепенский), Бычков и Фентисов (он же Березовый). Хутор Кухтин был самым дальним от Пен. Он примыкал непосредственно к Ракитянскиму шляху со стороны Хохлацкой Бобравы. На нем находились два двора с 12 жителями. На хуторе Пенской – 11 дворовых мест и проживало 83 жителя. Он располагался слева от Ракитянского шляха восточнее хутора Кухтин. Хутора Бычков и Фентисов находились вблизи следующих за оврагом Попасным оврагами Бычков и Березовый, которые тоже были отрогами оврага Никольский Колодезь. На хуторе Бычков было 3 дворовых места и проживало 27 жителей, а на хуторе Фентисов (он же Березовый) – тоже 3 дворовых места и 23 жителя.
Кроме перечисленных выше хуторов были и такие, которые к Пенской волости относились только административно. Среди них хутора Левчинского, Богдановский и Стишевского. Месторасположения хутора Левчинского известно точно. Это участок земли, выступающий клином в болото Ржавец от Комиссарского. На хуторе располагался дом самого Левчинского с роскошным садом, и жило 10 человек. Сейчас от всего этого не осталось и следа. В революцию членов семьи выселяли на Соловки. Сейчас в Украине в г. Дружковка живет прямой потомок Левчинского – его внук с семьей.
Хутор Стишевского – то, что до нас дошло как Комиссарское. Он имеет длинную и запутанную историю. До 1770 года им владел известный в Сумском слободском полку сотник М.П.Подольский. Он продал хутор Т.Н.Стишевскому, бывшему с 1759 по 1765 годы сотником Пенской сотни. В 1794 году уже наследники Т.Н.Стишевского продали хутор крупному помещику и сахарозаводчику майору И.С.Переверзеву, который в свою очередь продал его подполковнику Богданову.
В «Сборнике статистических сведений по Обоянскому уезду Курской губернии за 1883 год» хутор Стишевского с одним дворовым местом, 10 га земли и 16 жителями числился в Пенской волости. На картах Богатинского уезда 1765 года показано, что хутор располагался по обе стороны Сухого Ржавца (Комиссарского яра) с названием Никольский Колодезь. На более поздней топографической карте Стрельбицкого он показан как хутор Богдановский. Часть хутора, расположенного на пенской стороне, Богданов продал М.А.Волынской, и она стала называться по старому – хутор Стишевского. Оставшаяся на противоположной стороне часть хутора так и осталась хутором Богдановским. В 1896 году на хуторе Стишевского было одно дворовое место и жило 7 человек, а на хуторе Богдановском – 2 дворовых места и 15 жителей. М.А.Волынская покинула свою усадьбу в 1918 году, а от ее имения остались только заросли деревьев и кустарника. От хутора Богдановский не осталось и следа.
Давно минули времена частных землевладельцев, государственных крестьян и церковнослужителей. Сразу после революции всю землю, принадлежавшую частным владельцам и церкви, поделили между жителями Пен и хуторов. Потом началась коллективизация, земля стала колхозной. На территории Пенского сельского совета образовалось пять колхозов – четыре непосредственно в Пенах – «Заветы Ильича», «Новая жизнь», «Им. Кирова» и «Красный Октябрь», и один в Курочкино – «Верный путь». В 1950 году все колхозы объединили в один – «Заветы Ильича». Удаленные пенские хутора, расположенные вдоль реки Большая Бобрава, вошли в состав Октябрьского сельсовета, и на их основе были образованы колхозы имени ВЛКСМ, «13 лет Октября» и имени С.М. Буденного. В 1950 году их тоже объединили в один колхоз «40 лет Октября».
С течением времени пенские хутора были брошены их прежними обитателями, заросли мелколесьем, кустарником и бурьяном – прекрасное пространство для дичи и появляющихся иногда браконьеров из окрестных сел. На месте некоторых остались брошенные могилы и еще стоят столбы электропередач с обрывками проводов. Иногда среди зарослей встречаются фруктовые деревья с не нужным никому урожаем. При внимательном рассмотрении на границах полей и оврагов угадываются места расположения построек, садов и других признаков бывшей человеческой деятельности. Постройки находились именно на границе полей и оврагов, так как экономился каждый клочок пахотной земли.
При посещении таких мест невольно возникает чувство ностальгии – здесь жили люди, к чему-то стремились и большинство из них тут же и нашли последний приют. Но выросли, бросили насиженные предками места и разбрелись по всей территории России их потомки. И только приведенные в архивных документах названия хуторов напоминают о фамилиях, живших в них когда-то людях.

С.А.Валивахин, А.Г.Пшеничный

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же