18 января 2022
Комментарии
Лида к посту: Когда антибиотики не лечат, а калечат "ПОДДЕРЖИВАЮ.."
роман к посту: Когда антибиотики не лечат, а калечат "40 процентов картона...))) вируса м.."
ммм к посту: Когда антибиотики не лечат, а калечат "когда ими не надо лечиться.."

Рассказ о далеком прошлом

3 декабря

100

0

Давным-давно наши предки были крепостными. Мои прадеды, деды жили в Московской губернии. Вот что рассказывала бабушка, когда я был мальчонкой: «Семья у барина состоя-ла из 6 человек: два сына, две дочки, он и жена. У них было несколько деревень с крепостными. Барин мог продавать крестьян, менять на собак, в карты проиграть, в солдаты отдать. Через 25 лет службы те приходили старичками: даже в семье их не узнавали. Были страшные наказания: за непослушание – порка. Четыре палача укладывали виновных на широкие лавки лицом вниз, привязывали. И вот… если ударят 25 раз, считай, человек уже мертвый, тело все порублено и кровь сошла…». Бабушка говорит и плачет, а я ей: «Бабушка, я даже слушать не могу: сердце завихнулось».
Она продолжила: «У барина было гончих собак 200 штук, да борзых 50. Уход за ними особый. Когда самка ощенится, обязательно чтоб у нее была чистая постель. Барин сам проверял. Жестокий был, человеческой милости у него не было (тот же палач). Если пропал щенок, тому, кто ухаживал, несдобровать. Пищу собакам готовили лучше, чем людям: всегда с мясом. Крестьяне ели ее украдкой. Повар был хороший: «Смотрите, не подведите, если увидит управляющий, нам тогда не жить…»
Когда у господ веселье, гулянки, мы забирались в темный угол. Торгаши приехали: им радость, а нам горе – после бала начинают в карты играть.
Проиграл наш барин три села. И вот из Московской губернии пригнали нас в Курскую. Здесь тоже такой же барин-палач по фамилии Курочкин,поэтому и назвали этот хутор. Была бумажная фабрика. Водой работали все механизмы. Мельница с тремя жерновами, а также сукновалка (зимой валяла сукно на зипуны). Это и я еще захватила. Хорошо помню: молотилка работала от воды. Отцы трудились на лесопилке. Богатая была экономия.

После Курочкино попало все в руки графини Клейнмихель. Наш хутор так и прозывался «дача графини Клейнмихель». На фабрике работало 500 человек. У нас в хуторе не хватало квартир – в селе Шмырево размещались. И вот, когда вышла воля, решили здесь остаться при экономии: оседлости не было в Московской губернии, а эта местность понравилась. Под знаком воли опять в неволю: земельки не дали. В той же кабале за копейки работали».
От бабушки знаю, какие для крепостных были права. Идет к барину девушка или женщина просить разрешения замуж выйти. Выходит за того, кого барин укажет. Вперед едут смотреть невесту мать-отец жениха. Если она им понравится, тогда с женихом. Про себя бабушка говорила: «Вот приехали к нам жених с родными. Я нахожусь в дальней комнате. Мои родные переговорили со сватами. Понравился старшим жених, сторговались. Тогда вызывают меня: «Согласна?».
А как скажешь «не согласна», как они уже договорились? И-и, внучек, он, дедушка твой, Алексей Федорович, мне не наравился».
У графини Клейнмихель много было экономий: во Ржаве, за Обоянью, под Белгородом село Юматовка. Вот из этого села и взята была моя бабушка. Ее привезли в Курочкино, в большую семью (22 человека).
-Семья была умная, слушались старших. К мужу я привыкла быстро. Он не курил, водочку не пил, к тому же Алексей Федорович был мастеровой: повозки делал, колеса, кадушки, за что имел авторитет между людьми.
Дедушка мне рассказывал, что был он гонцом (по-сегодняшнему это как почтальон). Из Переверзевки почту доставляли в Курочкино, отсюда – в Белгород (70 км). Ночь или день, какая б ни была погода, ты должен доставить верхом на лошади…
Я пишу свой рассказ по просьбе людей нашего Беловского района. Я инвалид Отечественной войны, а также ветеран гражданской войны. Многое пережил, три раза ранен, контужен.
Дорогая редакция, до войны я много писал (был селькором), но болезнь все оторвала: две операции под наркозом, да и годы (75) свое взяли. Они пролетели, как ружейный выстрел. Пришлось повидать всякого… Наши хуторяне были безземельные до революции. Только при советской власти мы получили землю и стали равноправные, как и другие люди…
На этом я маленький рассказик заканчиваю.

Инвалид Отечественной войны Григорий Стефанович Округов
Хутор Курочкино, 1972 года июля 2 дня.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же