27 мая 2024
Комментарии

День памяти жертв радиационных аварий и катастроф

26 апреля 2024

1718

0

38 лет назад, в ночь на 26 апреля 1986 года, на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной станции , запущенном в промышленную эксплуатацию в декабре 1983 года, произошла крупнейшая в истории мировой атомной энергетики авария. В 1 час 24 минуты в результате проведения проектных испытаний случился неконтролируемый рост мощности, который привел к взрывам и разрушению значительной части реакторной установки. Из-за взрыва реактора и последовавшего пожара на энергоблоке в окружающую среду было выброшено значительное количество радиоактивных веществ.

Место подвига – Чернобыль

В это время Виктор Николаевич Бердниченко о произошедших событиях узнавал из газет и радиопередач. Разве он мог подумать, что это вплотную коснется его самого.
Родился он в русской глубинке, в красивейшем местечке нашего района – в селе Гоптаровка в интеллигентной семье. К сожалению, ныне покойный отец Николай Павлович работал учителем химии и биологии в Гоптаровской восьмилетней школе. Мама Екатерина Ивановна в этом населенном пункте заведовала фельдшерско-акушерским пунктом. Вырастили родители троих детей: Владимир, тоже ныне покойный, всю жизнь служил нашей стране на Дальнем Востоке, подполковник; сестра Татьяна получила медицинское и педагогическое образование, последние десятилетия перед пенсией – подполковник милиции, инспектор инспекции по делам несовершеннолетних.

Окончил Льговское медицинское училище и младший в семье из детей Виктор. В приграничной ныне Кондратовке был фельдшером. Потом срочная служба санинструктором в ракетных войсках стратегического назначения в Белоруссии. В 1984 году демобилизовался и вернулся на прежнее место. Однако человек предполагает, а Бог располагает. Что греха таить, лучше посмотреть правде в глаза. Средний медперсонал в советское время получал не весть какую заработную плату. Молодому парню хотелось, чтобы оплата его труда была выше. Поэтому обучался на курсах шоферов. Строил планы, в которые входило и создание собственной семьи. Общее будущее он заключил со своей избранницей 17 января 1987 года. 4 августа юная супруга и родные проводили его в страшную и таинственную зону под названием Чернобыль, куда отправлялись сотни тысяч людей.
Все тогда жили и работали, а беда существовала как будто рядом, на уровне обывательских слухов. Телевизор показывал вести с полей и съездов, а тем временем в стране шла тихая мобилизация. Призывали мужчин старше 35 лет, у которых двое детей. Только, казалось бы, в обычную командировку, среди них посыпались совсем молодые парни. В нашем районе сейчас проживают мужчины 1960 года рождения, которых назвали тогда ликвидаторами. Это Виктор Афанасьевич Фомкин из поселка Коммунар и Виктор Егорович Лаптинов из Вишнево. Мало того, Виктор Егорович Агапов из Белой, Виктор Николаевич Гирьянский из Мокрушино, Игорь Николаевич Катаржной из Гирьев с 65 года, а Владимир Иванович Семикин вообще с 1966. Не намного их старше был и Виктор Николаевич Бердниченко, который с 1963. Они ехали туда, не жалея своего здоровья, чтобы спасти страну.
Своими руками на третьем энергоблоке исправлял последствия аварии Бердниченко. На первый взгляд, полтора месяца он выполнял обычную работу: выдалбливал бетон, мыл стены, засыпал какие-то участки песком. Однако его посылали туда, где «светит», где «звенит». Враг под названием «радиация» был невидим и неслышен. Ликвидаторы в течение одной секунды могли получить такую дозу радиации, что остаться в зоне отчуждения навсегда. Чернобыль не прибавил здоровья и тем, кто возвратился живым.
Виктор Николаевич, как и все чернобыльцы, заступал на смены в опасной зоне, стараясь остановить разрушающую силу невидимой угрозы. Долг службы, риск для жизни, страх перед неизвестным будущим – с какими мыслями он в свои 24 ступил на загрязненную территорию? У каждого ликвидатора свои аргументы и принципы, которые сходятся в одном: иначе поступить не могли.
Выполнив свой долг по усмирению выпорхнувшего, будто джин, «мирного атома», Виктор Николаевич вернулся к обычной жизни на своей малой родине. Как чернобылец, получил квартиру на улице Лесной в слободе Белой, в 50 лет пошел на заслуженный отдых. Вырастил двоих детей – дочь Марину и сына Николая. Радуется внучке-второкласснице Беловской средней школы Софии.
Сегодня он проживает один, хотя вместе с семьей сына все делают сообща. Дети и внучка – не только частые гости в родительском очаге, но и помощники. Да и он вхож в их дом.
Напротив своей квартиры Виктор Николаевич Бердниченко посадил фруктовые деревца: абрикосы и вишни, за которыми заботливо ухаживает. А это благородное дело, когда не на словах выражается любовь к Родине.

Валентина РУДЕНКО

 

Глазами ликвидатора

Несколько лет люди работали над устранением последствий аварии на Чернобыльской АЭС, не жалея своего здоровья. Потом их назвали «ликвидаторами». Одним из них был наш земляк Виктор Егорович Лаптинов из села Вишнево. В годовщину трагедии он поделился с нами воспоминаниями о командировке, которая запомнилась ему на всю жизнь.
В декабре 1986 года Виктора Егоровича от военкомата отправили сначала в Донецк, оттуда поездом нужно было добираться в город Киевской области Белая Церковь. Переодели, посадили в автобусы и повезли в село Ораное Иванковского района, где распределяли по назначениям. Мужчина попал в батальон химзащиты. Жили в полевом лагере – обычном палаточном городке со всеми атрибутами: жилая часть, автопарк, место приема пищи, бани. За этим населенным пунктом начиналась зона отчуждения.

«Утром в пять часов завтракали, садились в автобус и ехали на станцию, при себе только документы. Там переодевались. По ту сторону кордонов с нетронутых радиацией машин пересаживались на грязные и ехали уже на станцию, где распределялись на конкретные объекты. На месте приступали к дезактивации. Защита от радиации у нас была условной: служебная форма от предыдущих смен, на лицо – маска, которую называли лепесток. Сколько радиации получили, узнать было трудно. Я работал на первом и втором реакторе. Группами по несколько человек проходили в помещения. Нашим делом была отмывка всех объектов от радиоактивной пыли специальным дезинфицирующим раствором. В руках ведра и тряпки. На каждый взвод делались «отстойники» в дезактивированных комнатах. Была установлена норма максимального облучения радиацией – 25 рентген в сутки. Химики-дозиметристы делали расчеты, заходили в цех и замеряли, какая там радиационная грязь, сколько ее, расчетным методом устанавливали время нахождения там людей, потом выходили и шли в дезактивированную комнату. Задача считалась выполненной тогда, когда радиационный фон в зоне очистки падал до 17 микрорентген в час – санитарная норма, при которой человек может нормально жить. Например, машинный зал мы мыли каждый день и каждую смену. В одном здании высота была примерно пять мет-ров. Под потолком на антресолях за плитами находился всякий мусор, стояла лестница, при подъеме по ней начинало давить на виски. Тогда в моде были гонконгские часы, кто их брал с собой на станцию, они у всех перестали идти от такого уровня радиации. Однажды, когда было свободное время, решили пройтись по улице, осмотреться. В конце улице увидели поле и скирд соломы, а рядом с ним корову с теленком. Я парень деревенский, думаю, дай попробую подойти погладить, не подумал, что животные с весны не видели людей, хвост трубой и убежали по снегу в лес. Забавная вышла ситуация», — вспоминает Виктор Егорович.
Несмотря на обилие новейшей техники, главной движущей силой процесса были люди: специалисты и простые работники, которые своими руками исправляли последствия этой чудовищной катастрофы, не давая разрастись ей до мирового масштаба. Именно они получали свои страшные дозы радиации, хронические болезни, проблемы со здоровьем навсю оставшуюся жизнь. Работа ликвидаторов – это свидетельство мужества и героизма мирного времени. Самая масштабная экологическая катастрофа была побеждена благодаря неимоверным усилиям обычных людей.

Яна Литвищенко

 

В ТЕМУ:

Чернобыльская авария оказалась поворотным пунктом как для самой станции, так и для атомной энергетики в стране и в мире. Катастрофа всколыхнула все слои общества. Однако «атомная пауза» в России уже давно закончилась. Несмотря на тяжелейший экономический кризис, атомная отрасль выжила и стала первой из российских промышленных отраслей, превысивших максимальный советский уровень годовой выработки электроэнергии. Правительство России рассмотрело и одобрило стратегию развития российской атомной энергетики на 50 лет вперед.
Курская АЭС – важнейший узел Единой энергетической системы России. Как известно, она входит в первую четверку равных по мощности атомных станций России. Основной потребитель – энергосистема «Центр», которая охватывает 19 областей Центрального федерального округа России.
11 декабря 2023 года Курская АЭС одной из первых среди атомных станций Концерна «Росэнергоатом» (Электроэнергетический дивизион Госкорпорации «Росатом») досрочно выполнила государственный план Федеральной антимонопольной службы (ФАС) России по выработке электроэнергии в объеме 19,118 млрд кВтч.
«Досрочное выполнение задания государства стало возможным благодаря безопасной и эффективной работе энергоблоков, оптимизации сроков ремонтной кампании. Сейчас атомная станция вырабатывает сверхплановую электроэнергию для предприятий и жителей 19 регионов Центра России», — отметил директор Курской АЭС Александр Увакин.
Доля Курской АЭС в установленной мощности всех электростанций Черноземья составляет более половины. Сегодня она обеспечивает электроэнергией большинство промышленных предприятий Курской области.
«Для того, чтобы жить дальше, нужно ковать будущее сейчас. Среди первоочередных планов на 2024 год – строительство второго энергоблока КуАЭС-2. В 2025 году будет запущен первый энергоблок КуАЭС-2, а в 2027 году – второй энергоблок станции замещения. Затем будет подготовка площадки, изыскательские работы и решение о строитель-стве еще двух таких же энергоблоков – третьего и четвертого. Все необходимое для этого у нас есть», — уверен директор КуАЭС Александр Увакин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же