03 октября 2022
Комментарии

Без семьи и рода — нет народа

17 июля

98

0

По преданию в село Большие Сети Курской губернии (ныне Пристенский район), где свирепствовала холера, приезжал епископ. Отслужил службу за спасение всех живущих, а потом пошел по отдельным хатам, окропляя свяченой водой. С той поры тех жителей стали называть краплеными. Так родилась фамилия Краплины.

Отец семейства – псаломщик в церкви. Его сын Трофим в поисках счастливой доли отправился на Кавказ. Другой же, Ефим, в свое время сменил родителя в храме. Позже стремление служить вере православной будет переходить в их роду из поколения в поколение.
Один из Краплиных, Николай, в 1901 году стал псаломщиком в Пенах. Самые лучшие его годы пройдут в этом селе: здесь он будет рукоположен, тут родятся все дети – 3 сына и 5 дочек.
Время наступило активного безбожия, но авторитет Краплина был велик. В тридцатые он чудом избежал ареста. Вечером в их дом пришел работник сельсовета и шепнул, чтоб отец Николай скрылся, не то завтра будет поздно… Священник уехал, затерялся в Белгороде. Работал и столяром, и плотником, и стекольщиком. Дети уже взрослые, только самая младшая, Клава, еще школьница.
Потом грянула Великая Отечественная. В 1942 во время оккупации батюшка Николай схоронил супругу, матушку Марию. Забегая вперед, скажем, что через год, в 1943 году, как только освободили Беловский район, он вернулся. И потом все свои силы отдавал возрождению храма в Пенах.
Война взяла страшную дань с каждой российской семьи. Отец Николай не призывался по возрасту. Он 1883 года рождения. Сын Евгений был инвалидом (хромал). Михаил, как инженер-химик, работал на оборонку в тылу на военном заводе. Добровольцем отправилась на фронт дочь Нина, прошла Великую Отечественную связисткой, вернулась после Победы с медалями. Ее примеру, едва закончив медицинское училище, последовала Клава. Только в боях за Днепр она спасла 7 тяжелораненых, а сама не уцелела. Недалеко от Никополя ее похоронили в братской могиле.
Сын Иоасаф перед войной окончил медучилище, стал служить срочную в Прибалтике. Госпиталь, где Краплин был фельдшером, почти сразу оказался в немецком тылу. Плен. Освенцим. Два побега, и оба безуспешные. Семья мучилась неизвестностью: жив ли он? Погиб? Лагерь освободили в январе 1945-го. До конца Великой Отечественной Иоасаф служил в армии, а потом, повинуясь зову сердца, поступил в духовную семинарию в Загорск (ныне Сергиев Пасад Московской области). Там встретил спутницу жизни Антонину, человека глубокой веры. Венчал их отец Николай Краплин. Повидала семья и Москву, и Старый Оскол, и Ялту. В Крыму батюшку Иоасафа благословил на служение Лука Войно-Ясенецкий.
Каждая семья – это неповторимый мир. Один из сыновей Иоасафа вспоминал: «Маму мы, дети, всегда немного побаивались: она строгая, любит порядок и дисциплину. По-этому со всеми проблемами сначала шли к отцу. Однако уютом, теплом, чистотой и хлебосольством наш дом обязан именно ей… Побуждения к вере не было. Просто перед глазами всегда был пример праведной жизни отца и мамы… Из детства вспоминаются поездки в Москву, Загорск, в Лавру. Мама водила нас по музеям, храмам, картинным галереям. И в конце каждой поездки – обязательно всем подарки и гостинцы. Торжественно отмечались главные праздники: Рождество, Пасха, День Победы, дни рождения».
Четыре сына и пять дочерей родились у Краплиных. Со временем у каждого появилась своя семья, но по-прежнему главным для всех был родительский дом. Сюда они спешили проведать родителей, поделиться новостями. Отец Иоасаф служил в Успенском храме города Керчи почти 50 лет. Сегодня в этой церкви другой священник, Владимир (тоже Краплин, один из сыновей). Об отце Иоасафе снят замечательный документальный фильм «Живущие близ неба». Как трогательно вспоминают своего настоятеля прихожане, свидетельствуют о чудесах, происходивших по его молитвам!
Свою родословную попытался собрать Сергей Андреевич Краплин из Белгорода. Ему удалось разыскать родню близ Геленджика, потомков уехавшего Трофима. В селе Марьина Роща есть целая улица Краплиных. Кавказская родня была приятно удивлена, что в центральной России у них живут многочисленные родичи. А еще оказывается, в их роду 12 священников! Вот уж поистине без семьи и рода – нет народа.

Научный сотрудник Беловского историко-этнографического музея Лариса Шепелева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте так же