23 апреля 2024
Комментарии

Будут внуки потом…

23 февраля 2024

124

0

Заглавие очерка «Будут внуки потом…» за подписью Николая Тимофеевича Шестакова оказалось пророческим. Внук Дмитрия Леонтьевича Конева, нареченный в честь деда Дмитрием, – офицер российской армии. Он в настоящее время служит Родине. Кстати, Дмитрий Сергеевич родился 23 февраля, как и его легендарный дед.

22 февраля 1973 года

Бывают ситуации, когда волей-неволей становишься пристрастным, с восторгом пишешь о человеке, которого давно знаешь, кто внушает особые симпатии. Однако в основу рассказа берутся достоинства героев, их заслуги перед обществом.
Я встретил его через восемнадцать лет. Он вместе с другими членами комиссии принимал государственные экзамены, а завтрашние агрономы, девятнадцатилетние девчата и парни, взволнованно отвечали на вопросы.
Дмитрий Леонтьевич Конев такой же, не изменился. Только разве предательская седина раньше времени припорошила красивые волосы. И очки в нетерпеливых руках. Теперь он директор Кучеровского сельскохозяйственного техникума, а восемнадцать лет назад, как и вся наша группа, трепетал перед строгими экзаменаторами. Если мы были мальчишками, то Дмитрий Леонтьевич пришел в техникум, вернее, приехал на велосипеде из Большесолдатского после трудной войны.
Эти юноши, которые стоят перед ним, не знают, наверное, что в 18 лет Конев участвовал в первом своем бою под Суджей. Их подразделение, не успев даже узнать азов военного дела, сдерживало атаки озверевшего врага, жаждавшего в 1943 реванша за Сталинград.
Конев окончил танковый учебный полк и был назначен командиром бронетранспортера разведывательной роты. Сам Дмитрий отличался бесстрашием, и экипаж подобрался отважный. Сотни раз они ходили в разведку на грозной машине, делали скрытые рейды в тыл, сеяли панику среди врага, добывали для командования ценные военные сведения. Гусеницы его бронетранспортера бороздили родную землю под Винницей, Бердычевым, Шепетовкой, Львовом. Навсегда в памяти остались изнурительные бои на Сандомирском плацдарме. Он освобождал Варшаву, участвовал в штурме Берлина.
В предгорьях Карпат с гвардии старшиной Коневым и его экипажем произошел случай, который неприятно вспоминать, но он врезался в память навеки. Стоя под дулом автомата, тогда он остро почувствовал, что такое смерть. «Один из наших водителей разбил бронемашину и струсил. Решил, если нас перестреляет, то командование не узнает об этом. Ни в одном бою никто из нас не дрогнул, но умирать нелепо… Раскусили мы его вовремя. Не зря говорят, в беде проверяется человек, на войне – его преданность Родине. Знаете, после этого еще больше укрепилась вера в товарищей, в наших людей. Таких ведь гадов мало, мы иной раз не хотим о них упоминать, а надо. Я своим сыновьям рассказал об этом»,- проговорил Дмитрий Леонтьевич.
Не знают, наверное, студенты и о том, как Дмитрий Конев участвовал в штурме Берлина… Первая танковая армия действовала на главном направлении. Впереди шла разведка. Вдали угадывались серые контуры пригородов Берлина. Как жаждало каждое солдатское сердце ринуться в последний бой с остатками обезумевших фанатиков, задушить фашизм в его колыбели! Дмитрию Коневу выпало счастье быть уча-стником великой и последней битвы. В ночь на 19 апреля танковый полк, в составе которого служил старшина Конев, форсировал реку Шпре, Все готовилось к решительной атаке, что давало возможность занять окраины города. 20 апреля разведрота получила боевое задание – зайти в тыл к врагу, открыть огонь, дезорганизовать оборону, а в это время танковый взвод прямой атакой взломает укрепления и ворвется в предместья Берлина. В головном бронетранспортере, как всегда, старшина Конев. Как и намечалось, танкистам удалось проникнуть в тыл. На предельной скорости головная машина неслась на немцев, обстреливая их из орудия и пулеметов. Ошеломленные и изможденные фрицы шарахались в панике. А основные подразделения мощным ударом довершили разгром обороны противника. Вечером 22 апреля танковый взвод захватил позицию на окраине Берлина и закрепился.
Уличные бои особенно страшны для танкистов. Неожиданность подстерегает на каждом шагу, из-за любого угла могут выстрелить из фауст-патрона, бросить под гусеницу гранату. Каждый метр завоеванных улиц стоил жизней, боевых машин. Когда впереди показался силуэт Бранденбургских ворот, в разведподразделении остался один бронетранспортер под командой Конева. Ранен водитель, убиты остальные члены экипажа. Старшина не растерялся, занял удобную позицию и поливал огнем окна домов, где укрывались эссесовцы. Перед Коневым стояла еще одна задача – сообщать обстановку на командный пункт, потому что он разведчик.
Память утратила чувство времени, свинцовая усталость давила на тело, казалось, что не выдержать нечеловеческих усилий. И когда уже не надо было стрелять, напрягать зрение, чтобы не прозевать маневр немца, Дмитрий опустился в сидении, как сладостную музыку слушал победное «ура!».
Он вернулся в Кучеровский техникум, в котором окончил первый курс еще до войны. Удивительный оптимист, отличающийся стройностью, с непокорным чубом, ниспадающим налево. Словно веселый бес, заряжал позитивной уверенностью всю нашу группу. Мы любовались прикрепленными над карманом гимнастерки наградными колодочками. И завидовали – геройский человек.
От прошлого остались лишь воспоминания. А вот недавно Дмитрий Леонтьевич получил письмо от командира части, где уже служит его сын, а также фотографию Александра у развернутого знамени части. Смотрел и сравнивал: вот таким был и он – молоденьким, стройным, только в те огненные годы некогда было сниматься. Командир пишет, что служит Саша Конев отлично, овладел в совершенстве сложной боевой техникой. Не подвел отца, по его стопам пошел, чести не уронил.
Добрая традиция родилась в хорошей советской семье. Достойно служил отец, сын не подкачал, а там, смотришь, и внуки примут эстафету…

Н.Шестаков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же